×

Вы используете устаревший браузер Internet Explorer. Некоторые функции сайта им не поддерживаются.

Рекомендуем установить один из следующих браузеров: Firefox, Opera или Chrome.

Контактная информация

+7-863-218-40-00 доб.200-80
ivdon@ivdon.ru

Биотехнологии в медицине и современный социум: биоэтический аспект

Аннотация

М.А. Никулина

В статье показана роль биотехнологий в медицине, в развитии современного социума и человечества в целом. Рассмотрены основные направления актуализации применения биотехнологий. Большое внимание уделено социальным аспектам развития биотехнологий -  безопасности, проблемам биоэтики, моральной ответственности ученых в современном мире. Одновременно с этим, в статье указаны главные проблемы исследуемого предмета, связанные с вопросами биоэтики и биобезопасности, а также определены возможности их разрешения в целях обеспечения безопасного биотехнологического прогресса. Обосновано влияние знаний биоэтики на систему социальной мотивации биотехнологических исследований и практического применения биотехнологий, что весьма актуально для социального познания.
Ключевые слова: биотехнологии, медицина, социум, биоэтика, социальные нормы, биоэтическое знание, социальная ответственность.

Ключевые слова:

05.11.17 - Приборы, системы и изделия медицинского назначения

22.00.01 - Теория, методология и история социологии

Человечество входит в третье тысячелетие с громадными знаниями в области наук о жизни и колоссальным потенциалом их практического использования. Фактически мы являемся свидетелями биологической революции, открывающей беспрецедентные возможности для технологического прогресса в основных жизненно важных для человека сферах - медицине, сельском хозяйстве и экологии. В последние несколько десятилетий наука идёт вперёд семимильными шагами, появляются новые направления, большинство из которых находится на стыке основных естественных наук - биологии, химии, физики и математики. Характер современного естествознания становится революционно-практическим, преобразовательным. Меняется вся система знаний о живой природе, способы  взаимодействия науки и практики, биологии как науки и технологии как опредмечивания биотехнических исследований. Биотехнология приобретает качества и свойства особой социальной деятельности, направленной  на практическое преобразование человеком самого себя и окружающего мира посредством использования биологических процессов и агентов. Особенность в том, что это одновременно и наука, и сфера производства. Но в общих чертах биотехнологию можно определить как разработку и применение биологических систем и процессов для промышленного производства полезных человеку вещей и продуктов.
Очевидно и бесспорно экологическое значение  и биоэтическая ценность современной биотехнологии. «Сохранение природы должно стать императивом всей деятельности человека, в том числе и в первую очередь - его технологической активности. В таком контексте существующая глобальная технологическая структура просто неприемлема для человека, она должна быть заменена альтернативной технологической структурой, на разработку которой человечество должно направить свои главные интеллектуальные силы, в настоящее время занятые в большинстве своем разработкой все более новых и изощренных средств уничтожения человека. Альтернативная технологическая структура не может быть продуктом лишь совершенствования существующих технологий, лишь их модификацией, она должна базироваться на альтернативных технологиях, важнейшей из которых должна стать биотехнология» [1].
Почти каждый из нас осознает, что мы живем практически в начале золотого века биотехнологии. Мы многократно обязаны ей за излечение болезней, продление жизни и облегчение страданий, как психических, так и телесных. Мы должны быть глубоко признательны за эти дары человеческой изобретательности и ума и за те усилия, которые прилагают ученые, врачи и предприниматели, использующие эти дары для того, чтобы принести нам пользу. И, помня, что современная биология только еще вступает в возраст возмужания, мы подозреваем, что ей еще предстоит сорвать свой самый прекрасный и высокопробный плод [2].
Достижения в области физико-химической биологии и биотехнологии заложили основы новой медицины. Современная биотехнология революционизирует медицинскую науку. Она создает технологическую платформу для открытия и производства лекарств, разработки новых видов и методов лечения, вакцин и диагностических методов в медицине. Следует заметить, что около 90% всех приложений биотехнологии относится к медицине и здравоохранению. Стремительно развиваются новые методы диагностики труднодиагностируемых заболеваний и устойчивых к воздействию антибиотиков микроорганизмов.
По прогнозам исследователей в скором времени наиболее распространенные генетические заболевания будут диагностироваться при помощи тестов, созданных на основе биотехнологий. Ведутся биотехнологические разработки новых методов лечения на основе генной и клеточной терапии. Одной из наиболее активно развивающихся областей на стыке медицины и биологии является именно генная терапия. Генная терапия - это многообещающая биотехнология, которая использует гены как лекарства для лечения пациентов. Целью генной терапии является доставка в организм человека генетических инструкций и производство терапевтических белков в течение длительного периода времени. При клеточной терапии, состарившиеся и больные клетки теоретически могут быть заменены новыми здоровыми клетками. Многие виды рака, а также генетические и нейродегенеративные заболевания, такие, как болезнь Альцгеймера и Паркинсона, являются потенциальными кандидатами на генную и клеточную терапию. Лучшая интерпретация человеческого генетического кода и понимание того, как гены регулируют биологические процессы, позволит понять, какие изменения и ошибки в генетическом коде могут приводить к нарушению молекулярных процессов и развитию заболеваний. Это, в свою очередь, приведет к разработке лекарственных средств, действие которых будет направленно на устранение причины заболевания, а не только на коррекцию симптомов. Фармакология уже получила множество ранее недоступных возможностей благодаря открытию новых генов и их белковых продуктов, что ведет к возникновению нового поколения лекарств с высокой избирательностью действия и малой токсичностью.
Сегодня медицинская биотехнология усиленно развивается во всем мире, в некоторых странах, например, Японии, биотехнология объявлена «стратегической индустрией», а в других, Израиле, входит в число научных направлений с указанием «национальный приоритет».
Биотехнологические процессы обуславливают формирование качественно нового типа взаимоотношений общества и природы, где ценностным ориентиром должна стать идея «благоговения перед жизнью», единение человека и природы. Биотехнологии социальны по своему характеру, они реализуются в обществе, детерминированы общественными потребностями, интересами, осуществляются социальными субъектами. На развитие биотехнологий оказывают влияние различные социальные факторы: потребности людей, система социальных отношений. Поэтому биотехнологии имеют ярко выраженный гуманистический аспект, связанный с определением границ биотехнологической деятельности. Социальную сущность биотехнологий позволяет понять ее аксиологическое содержание, которое проявляется в ценностном осознании биотехнологии как особой социальной формы деятельности. Преобразование социальной действительности с помощью биотехнологий, вторжение в эволюцию жизни может создать угрозу существованию человека. Поэтому в самой деятельности появляются элементы должного, несущие ценносто-ориентированную нагрузку, которые должны если не предупредить полностью, то свести к минимуму неизбежные и серьезные отрицательные последствия бурного биологического прогресса. Абсолютно очевидна рискованность в части социальных аспектов развития биотехнологий -  безопасности, проблем биоэтики, моральной ответственности ученых в современном мире. Актуальными становятся главные проблемы биотехнологий в медицине, связанные с вопросами биоэтики и биобезопасности, разрешение которых должно обеспечить безопасность всего биотехнологического прогресса. Вот несколько соображений по данному поводу.
Во-первых, силы, высвобождаемые биомедицинской наукой биотехнологиями, могут быть использованы в нетерапевтических или низменных целях и приводить в итоге к разрушительным последствиям, в связи с чем появляются возможные угрозы для безопасности, свободы и даже для самой человеческой природы.
Эти силы могут быть применены как инструменты биотерроризма (например, генетически измененные бактерии, стойкие к лекарственным воздействиям, или препараты, стирающие память); как агенты социального контроля (например, медикаменты для усмирения хулиганов или блокировки рождаемости у лиц, получающих государственное пособие); как средства, предназначенные для улучшения или усовершенствования тел и умов как нас, так и наших детей (например, развитые путем генетической инженерии сверхмускулы или препараты, улучшающие память) [2].
В современных условиях глобализации культуры и распространения рыночных отношений на сферу науки подвергаются трансформации социальные ориентации ученых-биотехнологов. Известный американский экономист, философ, эколог и общественный деятель автор шестнадцати книг о воздействии науки и технологии на общество Джереми Рифкин в книге «Век биотехнологии» отмечает, что генетические технологии весьма важная составная часть новой «оперативной матрицы», что это слово употребляется для обозначения «базиса для новой экономической эры» - нового хозяйственного уклада. Новая «оперативная матрица» включает, по мнению Д. Рифкина, следующие основные черты:
- Возросшее экономическое значение новых методов выделения, идентификации и рекомбинации генов.
- Патентование генов, клеточных клонов, тканей, органов и целых организмов, что способствует монополизации биотехнологического бизнеса в руках немногих компаний- гигантов и в то же время ставит людей перед непростыми этическими и религиозно- философскими дилеммами типа «живой организм - творение божье или патентованный результат деятельности Джеймса Кука и компании бизнесменов от биотехнологии?».
- Глобализация и сосредоточение «под зонтиком гигантских компаний» торговли продуктами генетических технологий, которые находят различные области применения от сельского хозяйства до медицины.
- Расшифровка генома человека, открывающая беспрецедентные возможности для генной терапии и других приложений генетических технологий к организму человека.
- Выяснение генетических факторов, влияющих на поведение человека.
- Составная часть современной «информационной революции»: применение комВ­пьютеров для расшифровки, каталогизации и хранения генетической информации, вплоть до слияния компьютерных и генетических технологий в рамках новой технологической реальности.
- Достаточно популярная ныне философская парадигма, которая оправдывает новейшие изыскания генетиков с внедрением в «святая святых» - тайны наследственноВ­сти живого - тем, что прогресс генетических технологий есть не что иное, как часть природного процесса эволюции, а человек - агент этого процесса [3, с. 134].
Эти черты будут определять социальные ориентации ученых-биотехнологов, коВ­торые должны быть контролируемы социальными как формальными, так и неформальВ­ными нормами. Социальные нормы - это те процессы, которые обеспечивают устойчивость, сплоченность, непрерывность в управлении коллективом, группой или социальным институтом. в этом контексте, преломляясь  через призму биоэтических норм и принципов, встает вопрос о социальной ответственности ученых-биотехнолого. Усиление их социальной ответственности связано, прежде всего, с превращением биотехнологии в «непосредственную производительную силу», с ростом связей между биотехнологическими исследованиями и биотехнологическим производством, с повышением экономической отдачи этих научных исследований. Влияние биотехнологии не ограничивается только вещественными элементами биотехнологического производства, но распространяется и на человека, затрагивая его жизнь.
Очевидные возможности «двойного применения» многих из этих сил, призывают оставить в стороне погоню за «оптимальными» детьми или лучшими гражданами, а сосредоточить внимание  на сугубо личностных целях самоусовершенствования - усилиях, предпринимаемых для того, чтобы сохранить или увеличить жизнеспособность тела и сделать более счастливой душу. Эти цели в наибольшей мере соответствуют целям современной медицины (лучшее здоровье,  душевный покой) и наиболее привлекательны для большинства потенциальных потребителей - пациентов.
Во-вторых, проблема использования сил биотехнологии в стремлении к «совершенству», как телесному, так и умственному – это глубочайший источник общественного беспокойства в отношении биотехнологии, проявляющегося в частности, в опасениях по поводу «человека, играющего роль Бога» или Дивного Нового Мира, или «постчеловеческого будущего». В ее рамках поднимаются наиболее весомые вопросы биоэтики, затрагивающие цели и задачи всего биомедицинского предприятия, природу и смысл человеческого процветания, и внутреннюю угрозу дегуманизации (или обещание сверхгуманизации). Она заставляет обратить внимание на вопросы, что значит быть человеческим существом и действовать как человеческое существо. И она выводит нас за пределы нашего часто единственного фокуса внимания на «жизненных вопросах» абортов или разрушения зародыша, какими бы важными они ни были, чтобы поразмышлять, что является поистине новым и что причиняет беспокойство в биотехнологической революции: не старая грубая сила убивать существо, сотворенное по образу божьему, а новая, базирующаяся на науке, возможность переделать его в соответствии со своими собственными фантазиями [2].
По сравнению с другими современными проблемами биоэтики вопросы, связанные с биотехнологическим «улучшением», сейчас кажутся абстрактными, отдаленными, слишком философскими, неуместными. Однако возможности, открываемые различными биотехнологиями, порождают различные этические и социальные вопросы. Решения, которые принимаются сегодня - например, как относиться к клонированию человека, к выбору пола или к генетической селекции эмбрионов, или обеспечивать себе покой, прописывая психотропные транквилизаторы трехлетним детям, или насколько энергично нужно форсировать проведение исследований о биологии старения, - сформируют мир будущего для людей, которые унаследуют, а не выберут жизнь во всех ее устремлениях. Именно сейчас пора начинать размышлять над этими вопросами[2].
В-третьих, не следует пытаться решить моральный вопрос «терминологическим жонглированием» - именно таким путем некоторые ученые пытаются сегодня обеспечить поддержку клонированию… В этой области вопрос терминологии особенно важен, но вместе с тем и сложен.
И первое,  с чем мы сталкиваемся - это проводимое разграничение между «терапией» и «улучшением», где «терапия» - это лечение человека с определенными болезнями или инвалидностями, а «улучшение» - это  направленное использование биотехнических средств для какого-либо изменения путем прямого вмешательства не болезненных процессов, а «нормальной» работы человеческого тела и души (с помощью медикаментов, генетической инженерии или механических/компьютерных имплантатов в тело и мозг). Терапия всегда безупречна в этическом плане, улучшение этически подозрительно. Не удивительно, что возражения, обычно выдвигаемые против использования биомедицинских технологий, «выходящих за пределы терапии», отражают доминирующие ценности современного социума: здоровье, равенство и свободу. И, разумеется, имеет смысл - и это является уже вопросом биоэтики - не подвергать риску базисные показатели здоровья, пытаясь добиться «лучшего, чем просто хорошее» [2].
В-четвертых, использование возможностей биотехнологий в особенности участниками конкурентной деятельности дает несправедливое преимущество: допинг или стероиды у спортсменов, стимулирующие препараты, принимаемые студентами перед экзаменами и т.д. Главный вопрос - не равенство доступа, а станет ли благом или злом то, что предлагается. Даже элита может быть дегуманизирована, и даже элитарный класс способен дегуманизировать себя.
В-пятых, биоэтический аспект фокусируется вокруг вопросов о свободе и принуждении. Это особенно касается случаев, когда одни люди используют биотехнологические возможности по отношению к другим. Целью может быть установление социального контроля (в школе, дома). Возникает, например, опасность деспотизма в семьях, когда родители навязывают свою волю детям, не учитывая реальные желания и потребности ребенка, не уважая его независимости. На этом основании формулируется и главный биоэтический аргумент против клонирования человека: опасность генетического деспотизма данного поколения над следующим.
В рамках обозначенной проблемы ограничение свободы может проявляться и через давление со стороны окружающих. То, что разрешено и широко используется, может стать обязательным, а биотехнологии «улучшения» в будущем могут применяться с рабской приверженностью социально определяемым и просто модным понятиям «превосходства» или «совершенства», весьма вероятно поверхностным и почти наверняка конформистским образом. Выбираемые в таких условиях способы нетерапевтического использования новых возможностей, особенно если они получат широкое распространение, будут служить самым обычным человеческим желаниям. Безусловно, такая гомогенизация - это наиболее важный для всего общества источник беспокойства, если рассмотреть совокупные эффекты вероятных актов индивидуального выбора биотехнологического «самоусовершенствования», каждый из которых в отдельности вполне можно защитить или, по крайней мере, он не будет вызывать возражений. И все же совокупные социальные результаты таких актов выбора, широко распространенных, вполне возможно, приведут к трагедии простонародья, когда подлинные радости, которых ищут люди, будут сведены на нет из-за того, что они станут доступными всем. Хаксли в романе «О дивный новый мир» настойчиво предупреждает, что средства биотехнологии, используемые для достижения такого удовлетворения, которое соответствует демократическим вкусам, ставят под угрозу саму природу человеческих устремлений и обесценивают человеческое совершенство [2].
Ведь даже при таком применении этих биотехнологий «самоусовершенствование», которое безопасно, равнодоступно, исключает принуждение и какую-либо экстравагантность, возникают этические вопросы, которые будут касаться самой сути дела, использования технологических средств воздействия на человеческое тело и сознание не ради борьбы с болезнью, а ради изменения и (как предполагается) улучшения их нормальной работы.
Вопрос об этичности целей недостаточно глубоко понимается теми, кто использует язык «господства», или «господства и контроля над природой», описывая, что мы делаем, когда применяем знания о том, как работает природа, для изменения ее характера или способов действия. Перефразируя К.С. Льюиса, можно сказать так: то, что представляется господством человека над природой, при отсутствии направляющего знания оборачивается господством природы над человеком. Поистине невозможно полностью освободиться от власти нашей собственной природы. Претензия на иное есть не более чем форма высокомерного и опасного самообмана [2].
Нередко можно встретить мнение, что цели медицины и цели биотехнологий в медицине полностью совпадают, а значит, медицина является формой господства над природой. Позволим себе возразить такому утверждению, потому что попытки изменить нашу природу через биотехнологию отличаются от целей медицины. Действуя во имя того, чтобы в случае отклонения или нарушения восстановить здоровье пациента, медицина выступает в роли помощника - она помогает тем ресурсам организма, которыми наделена сама человеческая природа.
Когда дело доходит до человеческой биотехнологической инженерии, то только если существует нечто по своему существу хорошее или достойное, скажем, в естественном размножении, конечности человеческого существования, человеческом жизненном цикле (с его ритмом подъема и упадка) только тогда мы начинаем понимать, почему эти аспекты нашей природы нужно защищать [2]. Именно по этой причине возникают этические проблемы применения биотехнологий, которые биоэтика всегда будет рассматривать с точки зрения человеческого блага и аспектов нашей данной человечности, которые действительно имеют этическую ценность, и которым может служить или угрожать биотехнология.
В-седьмых, все возрастающая необходимость гуманизации биотехнологий ставит перед учеными новые этические проблемы: о возможности и целесообразности экспериментов над человеком, их характере и целях, о пользе таких научных достижений для общества. Эти проблемы входят в круг биоэтики - интегральной области знания о нравственной стороне деятельности человека в биологии и медицине.
Все изменения, инициируемые биотехнологиями, расширяют сферу действия морали, повышают роль нравственВ­ного регулирования отношений биотехнологии и общества, которые осуществляются прежде всего через механизм социальной ответственности ученого. Особенно остро этот вопрос встал после Второй мировой войны, когда выяснилось, что даже «нейтральная» теория может обернуться величайшим злом на практике. Постоянно возникают новые проблемы, усиливающие социальную ответственность ученых-биотехнологов: на основе научных открытий могут быть созданы новые типы биологического оружия с избирательВ­ным поражением; производятся химические, бактериологические, генетические эксперименты, последствия которых зачастую непредсказуемы; биотехВ­нологическая деятельность может сопровождаться явлениями экологического кризиса, угрозой необратимого сокращения генофонда растений и животных, деградацией среды обитания.
Есть еще одна сторона ответственности ученого, традиционно называемая социВ­альной, связана с тем, что научные результаты могут быть использованы не только во благо, но и во вред человечеству. Именно поэтому долг современного ученого - думать о возможных отрицательных последствиях своих достижений, искать эффективные спосоВ­бы контроля за характером использования биотехнологии. Б. Рассел образно сравнивал науку с великолепным автомобилем, который «может увезти вас куда хотите, но вы должны решить, куда же» [4, с. 79].
В-восьмых, биотехнология как форма научного труда весьма активно влияет на решение проблем социального развития, на мировоззрение общества, его идеологию. Общество, в свою очередь, создает определенный «климат» для этой науки, что выражается не только в росте интереса ученых-биотехнологов к гуманистическим аспектам своего труда, но и в утверждении активной жизненной позиции ученого. Осуществление социального прогресса становится невозможным без осознания ученым сообществом своей ответственности за будущее человечества и развитие науки. Потребности развития биотехнологии требуют проявления всех творческих потенций ученого, причем формой этого проявления становится сознательное стремление отдать свои творческие силы на службу социальному прогрессу, а не во вред ему.
В биотехнологии, как ни в какой другой науке, активность ученых может быть направлена против интересов общества, может обусловливаться конъюнктурными соображениями. Поэтому для выявления сути активной жизненной позиции ученого-биотехнолога важно учитывать и характер, и направленность деятельности, и ее мотивы. Несомненно, что основа активной жизненной позиции ученого - это высокая идейная убежденность, основанная на принципе «благоговения перед жизнью», овладение теорией и методологией познания, внимание к новому, прогрессивному в науке и жизни, чувство ответственности.
Эти положения становятся особенно актуальными в связи с открытиями в области медицинской генетики, генной инженерии и клонирования. Актуализация проблемы ответственности ученых за свои открытия выдвигает необходимость формирования биоэтического знания.
Биоэтическое знание как междисциплинарное образование является формой достижения взаимопонимания по основным этическим проблемам современной биотехноВ­логической реальности и требует от ученых всего многообразия действующих моральных и правовых норм. Нравственные убеждения людей остаются сегодня одним из основных способов защиты общественности от разрушительных последствий использования новых биомедицинских технологий. К этому можно отнести определение социальной и моральВ­ной оправданности реанимационных процедур с последующей организацией медицинского умерщвления для трансплантологической практики; социально-этическую допустимость методик искусственного оплодотворения, включая клонирование; определение меры социальной и моральной приемлемости генетического диагностирования и прогнозирования и т. д. Сама биотехнология как научная деятельность оказывает влияние на нравственное и ответственное поведение ее субъектов. И.Т. Фролов отмечал: «Человек развивал и развивает науку беспредельно. Но становится ли он сам от этого более разВ­витым и более счастливым?» [5, с. 262]. Ответ на него может быть положительным только в том случае, если человек науки осознает свою ответственность перед миром.
Биотехнология, это высокое искусство, базирующееся на знании природы, возможно, способна улучшить природу живого существа, даже не требуя для этого обучения и нуждаясь в гораздо более редких тренировках или практике, чтобы позволить блистать усовершенствованной природе. Одним словом, наше главное беспокойство по поводу биотехнологических (особенно умственных) «улучшателей» заключается в том, что они порождают изменения в нас, нарушая нормальный характер человеческого нахождения в рабочем состоянии в мире, того, что Аристотель называл energeia psyches, активность души, которая тонко и полностью определяет человеческое процветание. С биотехнологическими вмешательствами, которые оставляют незатронутым царство доступного нашему пониманию смысла, мы не можем ни признавать своими трансформации, ни переживать их как подлинно наши. И мы будем в недоумении, сможем ли мы засвидетельствовать, являются ли складывающиеся в результате усилия и активность наших тел и наших умов, в самом полном смысле этого слова, нашими собственными усилиями и активностью как человеческих существ. В той мере, в какой мы начнем рассматривать нашу трансформированную природу как нормальную, мы забудем то, что мы потеряли [2].
Исторически сложилось, что наше восприятие этических проблем и правил поведения изменялось с изменением и взрослением нашей цивилизации. Биотехнология уже с давних пор сталкивается с этическими проблемами, так как может изменить саму сущность жизни. Возможно, было бы очень удобно занять позицию, согласно которой манипулировать генами неправильно и опасно, однако эта позиция больше не является конструктивной, потому что развитие науки остановить практически невозможно. Обсуждение затрагивает целый ряд проблем, включающих, например, возможности биотехнологии, направленные на увеличение продолжительности жизни человека и решение, таким образом, демографических проблем. Также широко поднимаются и обсуждаются вопросы, касающиеся возможности использования технологии создания детей по заказу («baby engineering»). Обсуждаются вопросы об использовании мышечных стволовых клеток для создания суператлетов. Определенные исследования показали, что на мышах это срабатывает. Отбор зародышей по половому признаку в настоящее время является реальностью, а в состоянии ли биотехнологии кардинально изменить соотношение полов во всем мира?
Высокие медицинские технологии последнего времени подняли человечество на новую ступень социальной эволюции, позволив кардинальным образом изменить вектор его развития. При этом экспоненциальному прогрессу в сфере клинической и профилактической медицины, равно как и в фармацевтической промышленности существенно способствовали выдающиеся достижения в биотехнологии, а также других областях науки и техники.
То, что казалось в медицинской практике фантастическим вчера, уже сегодня постепенно внедряется в реальную жизнь. Объективно можно констатировать, что инновации генных, информационных и иных технологий потенциально обладают уникальной возможностью победоносно воздействовать на многие болезни современности, целенаправленно вносить требуемые коррективы в геном человека, значительно увеличивать продолжительность жизни, восстанавливать или заменять стареющие органы на новые в рамках регенеративной медицины, вести беременность вне стенок утробы матери, дистанционно консультировать, обследовать, оперировать пациентов и наблюдать за состоянием их здоровья в режиме online и многое другое, что сложно было прогнозировать буквально ещё несколько десятилетий назад.
Говоря о медицинской биотехнологии, нельзя не отметить её исключительный вклад в борьбу со старением, что стало возможным благодаря открытиям в молекулярной биологии, разгадке структуры ДНК, расшифровке генома человека и иным успехам в этой области. Представляется, что дальнейшее развитие генетической инженерии, являющейся одной из наиболее могущественных прикладных биотехнологических инструментов, даст мощный импульс таким передовым ответвлениям, как генодиагностика и генотерапия. Они принципиально улучшат качество медицинского обслуживания населения и позволят уже на эмбриональной стадии точно выявлять и в щадящем для всего организма режиме устранять зачатки тех или иных заболеваний (генетических, онкологических, инфекционных).
Вместе с тем, несмотря на показанные выше очевидно созидательные составляющие частной медицинской биотехнологии, имеется и ряд дискуссионных вопросов, особенно связанных с такими проблемами, как недостаточная изученность последствий от генетического манипулирования, сложность с определением пределов допустимого антропогенного вмешательства в биологические процессы, а также морально-этическая неоднозначность генно-инженерной деятельности в плоскости человеческого достоинства.
Уже не остановить развитие терапии, базирующейся на стволовых клетках, как регенеративной медицины, изменения направления течения процессов на обратное посредством замены поврежденных тканей при болезни Паркинсона, при повреждении спинного мозга и многих других дегенеративных нарушениях. Едва ли можно выдвинуть какое-либо возражение против генетического усиления мышц в юношеском возрасте, что не только предотвратило бы мышечную слабость в старости, но и придало бы дополнительные силы для выполнения любой физической задачи с большей силой и способностью на протяжении жизни. Но встает очень сложная биоэтическая задача - сделать выбор универсальным и посмотреть значение этого выбора в зеркале биотехнологических результатов, когда все то, что разрешено и широко используется, не должно стать обязательным, а биотехнологии «улучшения» в будущем не применялись бы с рабской приверженностью социально определяемым и просто модным понятиям «превосходства» или «совершенства».
Таким образом, если мировому научному сообществу удастся ответственно подойти к выработке  и применению биоэтических норм и принципов для устранения вышеобозначенных актуальных «болевых точек» дальнейшего развития биотехнологий в медицине, интегрировать биотехнологические аспекты в процессы транснационального взаимодействия и социального контроля, то есть все предпосылки для того, чтобы на основе безопасного использования подобных технологий, сделать, возможно, самый значительный в истории развития человеческой популяции скачок в эволюции цивилизации.

Литература
1. Светлов С.В. Антиглобализм и биотехнология [Электронный ресурс]. URL: http://www.antiglobalizm.org/antiglobalism/sv.htm (дата обращения: 28.02.2012).
2. Леон Р. Касс Нестареющие тела, счастливые души: Биотехнологии в погоне за совершенством // Вызов познанию: Стратегии развития науки в современном мире. - М.: Наука, 2004. С.282-308 [Электронный ресурс]. URL:  http://www.ec-dejavu.net/b-2/Biotechnologies-2.html (дата обращения 28.02.2012).
3. Егоров Н.С., Олескин А.В., Самуилов В.Д. Биотехнология: Проблемы и перспективы. - М.: Высшая школа, 1987. 159 с.
4. Рассел Б. Человеческое познание: его сфера и границы. – Киев: Ника-Центр, 1997. 560 с.
5. Фролов И. Т. Перспективы человека: Опыт комплекс. постановки проблемы, дискуссии, обобщения. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Политиздат, 1983. — 350 с.